Фактор воспитания. Спорт. Часть 2

В последующих записях я ещё продолжу начатый анализ пользы детского спорта, а сейчас в качестве наглядной иллюстрации, коротко расскажу о своём прожитом опыте и о том, как всё у меня динамично развивалось с раннего детства на спортивном поприще. Первый шаг в этот яркий и увлекательный мир детского спорта я сделал в свои шесть с хвостиком лет, когда мама купила мне месячный абонемент в огромнейший (по детским меркам) плавательный бассейн «Дельфин», располагающийся в самом центре нашего шахтёрского города, и привела меня осенью 1974 года вначале в малый зал этого объёмного четырёхуровнего спортивного комплекса, где размещался главный городской спортзал, был второй (малый) спортзал на третьем уровне этого сооружения, 25-ти метровый с 6 дорожками, 2 вышками для прыжков, смотровым балконом по всей длине на 4-ом уровне, замечательный бассейн (см. прилагающиеся фото). В отдельном корпусе был 10-ти метровый с 4 дорожками детский бассейн, который условно обзывался в народе «Лягушатник». Именно с этого «Лягушатника» и начались мои регулярные тренировки. Моя мама, как любой переживающий за своё дитя родитель, очень хотела, чтобы я научился хорошо плавать и заодно случайно не утонул на каком-нибудь из 3-х близлежащих ставков в черте нашего городского района, куда мы с дворовой пацанвой постоянно бегали. Дополнительным мотивом для мамы было ещё и то, чтобы я с раннего детства, регулярно посещая плавательный бассейн, закаливался холодной водой и не болел простудными заболеваниями. Я особо не упирался её материнской заботе и послушно стал стабильно ходить в детский бассейн.
Первый этап посещения «Лягушатника» (2 раза в неделю, потом 3 раза в неделю, в течение всего школьного учебного года, с сентября по май) были направлены на то, чтобы приучить меня уверенно и ровно держаться на воде (вначале с пенопластовыми досточками, потом без них) и затем освоение 4-х основных стилей плавания: кроль, брас, батерфляй и на спине. Все эти регулярные 8-ми месячные тренировки в году и постоянное освоение всё новых и новых навыков в плавании начали мне нравиться, а уже на первых летних каникулах, когда я приехал к родственникам в деревню, то уверенно блистал перед местной детворой своими начальными плавательными способностями на местной речке и ставке. Пройдя подготовительную стадию в «Лягушатнике», на следующий учебный год, с осени 1975 г., меня перевели уже в большой 25-ти метровый бассейн, где за меня взялись поочерёдно два «серьёзных» тренера, Геннадий Дмитриевич и Анатолий Степанович, которым я выражаю свою благодарственную признательность. За два года (2 и 3 школьные классы) стабильных тренировок в большом бассейне я так хорошо расплавался, что начал последовательно защищать на проводимых соревнованиях юношеские разряды: вначале 1-ый юношеский, вскоре 2-ой, и наконец 3-тий юношеский.

И вот, все эти показанные результаты оборачиваются тем, что меня и моего близкого друга-одноклассника, Всеволода Бендерука, с которым мы вместе тогда занимались плаванием (и кстати, по-прежнему закадычные друзья) приглашают в специализированный спорткласс по плаванию в школу №3, которая располагалась прям «в притык» к нашему бассейну «Дельфин». Поэтому мне пришлось сменить свою привычную, совсем рядышком расположенную (1 остановка на траспорте или всего лишь 8-10 мин. ходьбы от дома) школу №7 и свой четвёртый учебный год (1977-78 г.г.) провести в центральной школе города, в экспериментальном спортклассе, где тренерская администрация бассейна собрала с различных школ города всех самых лучших юных плавцов города, 1967 года рождения, в один спецкласс. Шесть дней в неделю, в течение 9 месяцев, мне надо было теперь ещё раньше прежнего вставать, по-солдатски готовиться, легко перекусывать, пулей вылетать из квартиры, ехать на транспорте 4 остановки, чтоб успеть к 8 часам на полтора часовую утреннюю тренировку в бассейн, после чего нас кормили в школьной столовой плотным завтраком и начинались уроки. После 4-5 уроков нас кормили усиленным обедом и загоняли снова в класс на 2-3 часа делать всю «домашку», после чего все организованно переходили снова в бассейн на вечернюю 2-х часовую тренировку (около 1 часа мы тренировались в спортзале, оттуда через душ в бассейн ещё час на дорожки плавать). В таком режиме «двухслойного бутерброда», когда утром и вечером тренировки по 1, 5 — 2 часа, а между ними ужатая школьная программа, мне пришлось жить 9 месяцев. И хотя я стал ещё лучше плавать и уже пошёл на границу взрослых разрядов, но уставал я конкретно, когда ещё 2 раза в неделю вечером, после второй тренировки, я ещё посещал и музыкальную школу. Но зато такой плотнейший график детской жизни, когда ты с самого утра и до вечера «по уши» занят, научил меня не отвлекаться на пустое времяпрепровождение и всякую ерунду, а ценить каждый проживаемый час. Зато когда наступало долгожданное воскресенье, единственный выходной на неделе, тогда я уже и отсыпался «до упора» и «отрывался по полной» на улице с дворовой пацанвой.
После успешного окончания 4-го спецкласса по плаванию, наиболее результативных учеников стали отбирать в Ворошиловградский областной спортивный интернат. Я был в списке одним из претендентов, но мои любящие родители были против этой идеи, что их 11-летний сынишка будет жить 9 месяцев в году за 60 км от них в детской общаге, питаться в столовке, и приезжать лишь на каникулы домой. Да и меня самого не привлекала такая перспектива, жить в интернате (пусть хоть и в спортивном, но всё-таки интернате). Я с рождения привык иметь свою отдельную комнатку, свой уголок личного пространства, и органически «не перевариваю» общажное бытовое сосуществование. А вот мой друг-одноклассник, Сева Бендерук, всё же решился на этот отчаянный шаг, и его очень интелигентные родители-медики позволили ему уехать в Ворошиловградский областной спортивный интернат, где он мужественно терпел все тяготы спорт-интернатовской жизни, закончил там своё среднее образование и «доплавался» до КМСа. На несколько школьных лет наши пути-дорожки разошлись с Севой.
После такого сверх-плотного 4-го школьного учебного года и интенсивных тренировок, я решил прекратить свои занятия плаванием, т.к. становиться супер-плавцом, даже в те юные годы, у меня не значилось в жизненных планах, а ездить через пол-города почти каждый Божий день туда-обратно мне порядком надоело. Всё, что я хотел получить от занятий плаванием я уже получил к тому моменту и мне было интересно что-то новенькое. С 1978 года я вернулся в свою изначальную школу №7 и с официальным детским спортом временно «завязал», т.к. в те средние школьные годы меня стало увлекать таинственное и запрещённое в тот Совковый период, боевое искусство. Очень медленно и тайно стало входить в моду среди юных подростков неизведанное японское Каратэ. Но об этой полосе неофициальных занятий каратэ я черкну чуть позже.

Оставьте ваш комментарий

Пожалуйста введите ваше имя

Введите Ваше имя

Пожалуйста введите правильный е-mail

требуется Ваш е-mail

Пожалуйста введите ваше сообщение

Школа успеха © 2009 - 2018 All Rights Reserved