Осень 1988 года. Часть 1

stakhanov

И снова мне хотелось бы начать свою очередную запись в данном блоге с особых слов благодарности, адресованных моему отцу (покинувшего этот мир 24 июня 2008 года) за то, что он не только дал мне хорошее рождение в благополучной семье, но и долгие годы по-мужски воспитывал меня, щедро финансово обеспечивал мою жизнь с самого момента появления на Свет Божий и вплоть до осени 1988 года. Он стабильно выделял из своего шахтёрского заработка деньги для поддержания моего существования почти 21 год. Помимо обязательного отцовского долга по обеспечению детей продуктами питания и одеждой, он ещё радовал щедрыми запоминающимися подарками. Как например, в честь моего совершеннолетия (в декабре 1985 года) и успешного окончания автошколы с последующим получением водительского удостоверения в первой половине января 1986 года, он подарил мне свой автомобиль, на котором он ранее обучал меня вождению ещё с 14-летнего возраста. Подаренный им автомобиль «Москвич-2140» по тем временам (в середине восьмидесятых годов ХХ века) был очень существенным имиджевым атрибутом юного парня и удобным инструментом для «солидного» времяпрепровождения и сопутствующих чувственных удовольствий с друзьями-подругами предармейской весной 1986 года. Затем, когда я был призван в ряды Советской Армии ранним утром 6 мая 1986 и служил в Севастополе, особенно радовали меня отцовские, регулярно присылаемые на протяжении двух лет, «подогревы»: почтовые посылки с вкусной едой и денежные переводы, которые помогали часто разбавлять скудную солдатскую пайку нормальной пищей. Отец всегда с пониманием относился к моим текущим потребностям и щедро выделял банкноты на мои обоснованные запросы. Он полностью финансировал мне весь мой длительный послеармейский летний отпуск со всеми его поездками, гулянками, затратами на бензин для тачки, покупками вещей, книг и т.д. Но самое главное было то, что он милостиво предоставил мне после возвращения из Армии домой существенный материально-технический плацдарм для лёгкого старта в самостоятельной жизни. К уже имеющемуся в моём распоряжении подаренному ранее отцом автомобилю, в полное управление от него мне тогда достались ещё: трёхкомнатная квартира в новом микрорайоне и ухоженная загородная дача с двухэтажным домиком. Поскольку отец через какое-то время после смерти мамы (10.12.1985) в 1987 году решил сойтись в гражданском браке с другой женщиной, то всё накопленное семейное имущество он передал своему старшему, отслужившему в СА, сыну, предоставив, таким образом, мне возможность в возрасте неполных 21 года уже быть полностью всем обеспеченным и самостоятельным. Одновременно с такой доставшейся от отца шикарной имущественной базой в столь юном возрасте, на меня, как на сына-первенца, естественно, возлагались обязанности по полноценной заботе о престарелой бабушке и младшем брате.

Когда нектарнейший летний послеармейский отпуск, даровавший мне столько всего нового-радостного-интересного-запоминающегося подошёл к своему календарному финалу, мне надо было решать неизбежные вопросы самостоятельного бытия, а именно, своего трудоустройства и продолжения учёбы в институте. Настало время после службы в Армии начинать свою трудовую карьеру и уже адаптироваться к новым условиям своей социальной составляющей жизни. Поскольку мне принципиально уже не хотелось продолжать работать лаборантом НИСа (как это было ранее, до призыва в Армию) за мизерные 90 советских рублей зарплаты в месяц в местном институте (хотя это было очень удобно в плане совмещения дневной работы на кафедре с последующей вечерней учёбой в этом же ВУЗе) или тратить своё драгоценное время и нервы на ежедневные проезды в общественном транспорте по городу «на работу-с работы», то учитывая многие существенные факторы, я решил, слишком не мудрствуя лукаво, устраиваться в расположенный рядом с Южным микрорайоном, Стахановский вагоностроительный завод (СВЗ). На этом крупном (десятитысячном) предприятии нашего города Стаханова уже много лет трудились: ранее и моя мама, и в то время почти все родственники-кумовья по материнской линии. Кое-кто из наших родственников занимали тогда (в 1988 году) значимые административные должности (заместители и начальники цехов) на СВЗ, что открывало для меня определённые зацепки. Идти по отцовским, суровым-опасным, шахтёрским стопам или же работать безвылазно в шумных-грязных заводских цехах я не горел желанием, а вот найти что-нибудь почище и поспокойнее для меня было привлекательным.

При решении вопроса трудоустройства в очередной раз мне очень помог супруг моей двоюродной тёти Кати, потомок польских евреев, Михаил Петрович Заруцкий, работавший тогда зам. начальника автотранспортного цеха (АТЦ) и руководивший гаражом легковых автомобилей. Считаю своим долгом почтить светлой памятью (ныне покойного) дядю Мишу и высказать в его адрес великое множество благодарственных слов за его неоднократную оказанную помощь и существенные вклады в сценарий моей жизни. Ведь именно благодаря его «канам» в горвоенкомате я смог удачно попасть служить весной 1986 года водителем в Севастополь, и также благодаря его заслуженному авторитету и положению на вагонзаводе он помог мне с сентября 1988 года устроиться под его непосредственное «крылышко» в АТЦ. А когда со мной в 1989 году произошло одно очень неприятное событие, то он помог мне кардинально поменять свою профессию. (Об этом случае я черкну в одной из последующих записей).

Итак, сентябрь 1988 года ознаменовал собой новый период в моей жизни, когда после насыщенно-кайфового трёхмесячного летнего отдыха мне пришлось переключить жизненный тумблер из режима непрерывных разнообразных удовольствий в режим однообразной обыденности с редкими фрагментами свободного времени. Из-за дефицита свободного времени мне даже пришлось полностью забросить одно из своих новых спортивных увлечений, кортовый теннис, на который я плотно подсел за период отпуска. Прощавай, привычная красочная лофа, и здравствуй, серая трудовая-учебная житуха! Теперь я вынужден был снова занырнуть с головой в строгий распорядок рабочих водительских будней и вечернего студенчества. Каждый день стал проживаться по стандартному шаблону: подъём в 7 часов, после утренних процедур и плотного завтрака, благо всего-навсего 10-15 минут быстрой ходьбой от дома до гаража к 8:00, потом восьмичасовой (это как минимум, если не попадались дальние выезды) рабочий день с перерывом на обед, сразу после работы через пол-города ехать в институт к первой паре с 18:10 час. (иногда с возможностью забежать домой что-то быстренько перекусить и взять конспекты), затем в институте 2 пары занятий по 4 раза в неделю, после окончания которых в 21:20 час. ты едешь обратно через пол-города домой и после 22 час. валишься уставший спать, чтобы на следующий день всё повторилось в точно такой же стандартной последовательности. И так изо дня в день. Всё теперь неизбежно стало проходить по данной накатанной программе. Лишь только в законные два выходных дня на неделе мне удавалось полностью посвящать себя качественному отдыху и своим любимым увлечениям. Вот так с 1 сентября 1988 года пришлось снова жить в двух параллельных реальностях: большую часть времени вынужденно съедала работа и институт, и только меньшее по количеству оставшееся время я мог посвящать отдыху с близкими друзьями или чередующимися любовницами, но прежде всего своему саморазвитию и основным хобби.

Хотя вполне можно было считать, что с работой в АТЦ мне повезло, так как два легковых автомобиля, которые были закреплены за мной (Москвич-2140 и УАЗ-469) обслуживали руководящий состав и основные подразделения заводоуправления, что позволяло мне в процессе рабочих поездок познакомиться и завязать какое-то общение практически со всей верхушкой заводской администрации. Поскольку крупный Стахановский вагоностроительный завод имел широчайшую сеть производственных контактов с многими предприятиями региона Донбасса (и также некоторыми другими крупными предприятиями бескрайнего Советского Союза), то часто мне выпадали поездки с кем-то из заводской администрации в основном по Ворошиловградской и Донецкой областях. Для меня это было своеобразным плюсом, так как постоянные поездки в другие города двух Донбассовских областей не позволяли попадать в скучный режим монотонности. Вторым плюсом в новой водительской работе были постоянно перепадающие в течение дня фрагменты свободного времени (на стоянках, в периоды ожиданий начальства), когда у меня появлялась возможность эти частые моменты заполнять чтением литературы. Поэтому я всегда ходил на работу с какой-нибудь книгой и ловил любой удобный случай, чтобы во время стоянки и ожиданий заныривать в содержание различных литературных шедевров. Третьим плюсом работы водителем в гараже легковых автомобилей CB3 под руководством заботливого родственника-начальника была возможность при острой необходимости использовать служебный транспорт в личных целях (то заехать на свою загородную дачу, то смататься в институт и т.п.)

Постепенно мне пришлось втянуться в рабоче-студенческий ритм послеармейской жизни и привыкать с жадностью, по-максимуму эффективно, использовать перепадающее свободное время и календарные выходные дни для своей второй параллельной реальности: прежде всего для чтения книг, музыки, спорта, рисования…

Оставьте ваш комментарий

Пожалуйста введите ваше имя

Введите Ваше имя

Пожалуйста введите правильный е-mail

требуется Ваш е-mail

Пожалуйста введите ваше сообщение

Школа успеха © 2009 - 2017 All Rights Reserved