Зима 1988 — 1989 года. Часть 1

life-2

МИНСК — 2

После яркого празднования первого послеармейского Нового 1989 года в компашке нескольких старых и новых друзей-подруг и затем успешно сданной январской экзаменационной сессии в институте, появилось у меня тогда несколько отпускных дней, которые ещё заранее было решено провести в гостях у минского друга, Вячеслава Винокурова. Уже по накатанной (впервые летом 1988 года) дорожке, тем же самым паровозиком «Жданов-Минск», маршрутно проходящим через железнодорожную станцию родимого города Стаханова, под мерный стук тяжёлых поездных колёс, я вторично отправился в понравившуюся мне столицу Белорусской ССР. Хотя главным стимулом данной поездки было для меня не само длительное географическое перемещение в пространстве из пункта А в пункт Б, а, конечно же, очередная возможность получить живое благотворное общение с моим интеллектуальным и эстетическим поводырём-наставником.

В те годы конца восьмидесятых Слава очень интенсивно развивался, как личность, находясь в более информационно прогрессивной столичной среде, нежели чем я, пребывая в своей примитивно периферийной. И по-дружески он охотно делился со мной своими накапливаемыми всесторонними познаниями в сферах философии, литературы-поэзии, музыки, изобразительного искусства, а также делился своим практическим опытом рисования маслом на грунтованном холсте.
Завалив летнюю экзаменационную сессию 1988 года в Минском институте, Винокуров решил прекратить свою бестолковую учёбу на факультете промышленного и гражданского строительства (ПГС), и полноценно окунулся в мир творчества, общаясь-дружа-сотрудничая с местными художниками, студентами института изобразительного искусства и прочей творческой минской богемой, большую часть своего основного времени используя для оттачивания техники рисования. Чтобы поддерживать своё скромное существование и оплачивать свою съёмную квартиру-мастерскую, Вячеслав с осени 1988 года устроился официально работать сторожем в краеведческий музей пригородного живописного местечка под названием Раубичи. Ещё в период моего первого июльского (1988 года) визита в Минск мы ездили с ним в один из дней в это красивое лесное место, где расположен знаменитый громаднейший лыжный трамплин (на который мы, естественно, тогда не упустили возможности взобраться, чтобы с высоты птичьего полёта полюбоваться окружающими лесными красотами) и спортивный лыжный комплекс.
rauibichi
Когда в конце января 1989 года после шестимесячного перерыва я повторно приехал в Минск, то мне было особенно радостно и интересно снова побывать, на этот раз, в заваленном снегом лесном Раубичи, где совсем рядом с трамплином располагается старый католический костёл, который с приходом Советской власти был переоформлен под краеведческий музей.
kostel-raubichi
Именно там Славик и подрабатывал ночным сторожем, по графику меняясь с другим минским художником, Константином Корецким, с которым мне выпала честь тоже познакомиться. В этом старом костёле на верхней кафедре Слава организовал себе вторую художественную мастерскую, куда даже перевёз из дома свою Hi-Fi аудиоаппаратуру, чтобы ночами в одиночестве при отличной акустике алтарного зала громко слушать любимую музыку, при этом вдохновенно упражняясь в технике рисования. Так каждое ночное дежурство Вячеслава в костёле под звуки забойного рокешника или симфонической музыки рождало на холстах свободного художника очередное изобразительное творение. Как раз в период тогдашнего зимнего визита мне посчастливилось побывать вместе с ним в Раубичинском костёле и провести ночь в слушании козырного музона, жадно общаясь и параллельно наблюдая за тем, как Славик рисует маслом.

Ещё вместе с Винокуровым мы в один из дней посетили крупную художественную выставку в центре Минска, где в стареньком трёх этажном здании было представлено множество работ местных мастеров кисти, работающих в стилях абстракционизма, экспрессионизма, авангардизма, модернизма, сюрреализма и т.п. В одном из залов данной объёмной выставки современного изобразительного искусства было вывешено две авторские работы Вячеслава. Данное посещение выставки и художественная стажировка у Славика наполнили меня новыми креативными идеями, которые я позже в течение 1989 года постепенно стал воплощать в своих собственных авторских картинах. Так со временем стены трёх комнат и коридора моей квартиры стали наполняться моими новыми вариантами масляной мазни по холстам на любительском уровне.

Важной особенностью моего второго визита в Минск явилось то, что в процессе плодотворного общения с Вячеславом, получая от него живительную дозу вдохновляющей всесторонней информации и творческого энтузиазма в рисовании, ещё были обозначены для меня новые векторы философского образования на ближайшие последующие месяцы 1989 года. Например, по рекомендации Славика после возвращения домой я принялся за изучение философского наследия Фридриха Ницше, которое в те годы печатно не было так уж широко распространено. Тем не менее, я всё же смог разыскать его знаменитейшую работу «Так говорил Заратустра» и упивался её внимательным прочтением и осмыслением. После получения очередной интеллектуальной встряски от идей Заратустры я продолжил поиск и дальнейшее изучение других произведений «папаши» Ницше, что в свою очередь естественным образом наложило мощный отпечаток на моё тогдашнее мировоззрение.

Также важнейшим аспектом эффективного пребывания с Белорусской столице явилось то, что Слава помог мне в те дни второго минского визита открыть для себя совершенно новый мир в музыке. Ведь много лет своей бунтарской юной жизни (до февраля 1989 года) я слушал в основном лишь Битлов, Роллингов, различный Rock-n-Roll, забойный Hard-Rock во множестве его проявлений и исполнителей, изредка Heavy Metal… А тут вдруг с деликатной подачи Славика Винокурова в мою жизнь плавно и плотно вошли совершенно неизведанные толком мною ранее: изысканный классический JAZZ и серьёзная симфоническая музыка. Обойдя со Славой наиболее наполненные джазовыми и классическими грампластинками производства советской студии звукозаписи «Мелодия», болгарской фирмы «Балкантон» и т.п. (то, что было доступно тогда при «Совке») минские магазины, следуя его ценным рекомендациям, я закупился в тот приезд дюжиной виниловых дисков (LP), которые положили начало моей коллекции джаза и классики в домашней фонотеке. Эти два новых для меня музыкальных направления настолько сразу захватили меня, что многолетняя привязанность к старому-доброму Року стала стремительно гаснуть и все прежние рокеровские яркости стали меркнуть перед сложностью и особым колоритом Джаза и бессмертной Классики. По мере того, как впоследствии я стал всё чаще и больше слушать джазовые и симфонические шедевры на регулярно покупаемых виниловых пластинках я всё сильнее привязывался к этому высокому музыкальному уровню и чувствовал, как мои звуковые эстетические предпочтения и вкусы качественно изменяются. Посредством активного чтения рекомендованной различной философской литературы, благотворному интеллектуальному общению со Славой, а также благодаря регулярному слушанию джаза и классической музыки, я постепенно стал переформатировать своё «быдлянское» нутро и прогрессировать в своём саморазвитии.

Повторная поездка в Минск настолько наполнила меня внутренне ценными преображениями во всех главных направлениях моих увлечений, что после возвращения домой, я реально ощущал себя уже другим человеком, качественно обновлённым и вдохновлённым на продолжение интенсивной работы по саморазвитию. Данный визит ещё раз подтвердил очень мощное персональное влияние Вячеслава Винокурова на мой интеллектуальный и эстетический прогресс и снова вдохновил меня почаще приезжать в столицу Белорусской ССР к нему в гости с целью дальнейшего личного совершенствования.

Оставьте ваш комментарий

Пожалуйста введите ваше имя

Введите Ваше имя

Пожалуйста введите правильный е-mail

требуется Ваш е-mail

Пожалуйста введите ваше сообщение

Школа успеха © 2009 - 2017 All Rights Reserved